Дейл Карнеги

Как наслаждаться жизнью и получать удовольствие от работы

Глава 18. Как критиковать, не вызывая раздражения

Это сейчас она стала одним из самых искусных и опытных секретарей к западу от Суэца, однако в начале карьеры ей — как бы вам сказать — предстояло еще расти и расти. Однажды, собираясь ее раскритиковать, я сказал себе: «Постой-ка, Дейл Карнеги. Ты вдвое старше Джозефины, в десять тысяч раз опытнее ее. Что за глупость — надеяться, что у нее будут твои взгляды, твои суждения, твоя предприимчивость, пусть даже и посредственные? И еще, Дейл, а сам-то ты что делал в девятнадцать лет? Ты уже забыл дурацкие ошибки и промахи, которые совершал? А помнишь, когда ты сделал то-то... и то-то?».

Поразмыслив над этим честно и беспристрастно, я сделал вывод — общий уровень развития девятнадцатилетней Джозефины намного выше, чем у меня в ее возрасте, и, стыдно признаться, для нее это не бог весть какой комплимент.

Поэтому в дальнейшем, желая сделать Джозефине замечание, я обычно начинал так: «Джозефина, ты допустила ошибку, но видит Бог, она не страшнее многого из того, что натворил я. Ты не можешь обладать здравомыслием с пеленок. Опыт приходит с годами; ты умнее, чем был я в твоем возрасте. Я сам совершил столь огромное количество глупейших поступков, что почти не склонен критиковать тебя или кого-то другого. Однако ты не считаешь, что это было бы лучше сделать так-то и так-то?»

Куда легче слушать перечисление собственных ошибок, если критикующий вначале смиренно признает, что и сам он многогрешен.

У И. Г. Диллистоуна, инженера из канадской провинции Манитоба, возникли проблемы с его новой секретаршей. На каждой странице принесенных на подпись писем он находил два-три неправильно написанных слова. Вот что он нам рассказал:

Нельзя сказать, что я, как и большинство инженеров, принадлежу к знатокам грамматики и орфографии английского языка. Многие годы я носил с собой записную книжку, куда заносил слова, в правильном написании которых сомневался. Сначала я просто указывал секретарю на неправильно написанные слова, но вскоре понял, что этим не заставишь ее усесться за справочники по орфографии и словари; поэтому я решил изменить тактику. В очередной раз обнаружив в ее тексте несколько ошибок, я присел рядом и сказал:

«Мне кажется, что это слово написано неправильно. У меня всегда возникают проблемы с его написанием. Вот поэтому я завел своего рода словарь трудных слов (я открыл книжку на нужной странице). Ага, вот оно. Я придаю большое значение грамотности, ибо люди судят о нас и по нашим письмам, а орфографические ошибки заставляют их усомниться в нашем профессионализме».

Не знаю, последовала ли она моей методике, но после нашего разговора количество ошибок значительно уменьшилось.

Князь Бернхард Бюлов, отличавшийся элегантностью и изысканными манерами, на собственном опыте убедился в необходимости такой линии поведения в 1909 году, занимая пост рейхсканцлера Германии. В то время на троне восседал Вильгельм II — Вильгельм Заносчивый, Вильгельм Самонадеянный, Вильгельм — последний кайзер Германии. Создавая германскую армию и флот, кайзер похвалялся, что они способны победить любого, даже самого серьезного противника.

Однажды произошло невероятное событие: Вильгельм выступил с неслыханным заявлениям, которое потрясло континент и вызвало волну резких откликов по всему миру. Хуже всего, что кайзер сделал эти глупые, хвастливые и абсурдные заявления публично, будучи в Англии, куда был приглашен в качестве гостя; более того, он дал свое высочайшее согласие опубликовать их в газете «Дейли телеграф». Так, он заявил, что является единственным немцем, испытывающим дружественные чувства к англичанам; что он строит военно-морской флот, чтобы отразить угрозу Японии; что он, и только он, спас Великобританию от разгрома Россией и Францией; что именно он разработал план кампании, позволившей английской армии под командованием лорда Робертса разбить буров в Южной Африке, и так далее.

12[3]45
Оглавление
Как сделать сайт