Далекое и близкое...

Продолжение книги.

Содержание

Повести о людях с Большой буквы

КИПУЧИЙ АХИЛЛЕС

 

 

Клоду Дебюсси — впоследствии знамени­тому французскому композитору в го время было восемнадцать лет. Он только что окончил Парижскую консер­ваторию и в Россию попал при случай­ных обстоятельствах: «...Я его выписала для летних занятий с детьми,— писала Надежда Филаретовна фон Мекк П. И. Чайковскому, — для аккомпанирования Юле для пения (Юля — дочь фон Мекк.— В. В.) и для игры со мною в четыре руки. Этот юноша играет хорошо со стороны виртуозности, техника у него блестя­щая...»

Надежда Филаретовна неоднократно напоминала Чайковско­му о своем «домашнем музыканте», называя его то де Бюсси, то просто Бюсси и даже ласкательно — Бюссик. Она находила, что он пишет «очень миленькие вещи» и предсказывала ему «хоро­шую будущность, потому что он предан своему делу всем суще­ством и только им и интересуется в жизни...»

То, что Клод Дебюсси в молодости жил в России, впервые выяснилось только в тридцатых годах, когда были полностью на­печатаны письма фон Мекк к Чайковскому.

С большим запозданием стало известно, что «домашний му­зыкант» Надежды Филаретовны провел в Москве большую часть лета 1881 года и встречался с Римским-Корсаковым и Бороди­ным.

Если верить легенде, то, проиграв на фортепьяно четвертую симфонию Чайковского, Дебюсси воскликнул:

— Послушайте, да ведь это лучше, чем у мосье Масснэ!

Фотография домашнего трио фон Мекк, участником кото­рого был будущий композитор, была послана Чайковскому. Петр Ильич отвечал: «...У Бюсси есть в лице и в руках какое-то неоп­ределенное сходство с Антоном Рубинштейном в молодости. Дай бог, чтобы и судьба его была такая же счастливая, как у «царя пианистов»...»

Юный Бюсси вскоре стал своим человеком в огромной семье фон Мекк (у Надежды Филаретовны было 11 детей). Он дружил с сыном Николаем, который называл его «кипучим Ахиллесом» (второе имя Дебюсси было Ашиль) и даже неудачно пробовал свататься к одной из его многочисленных сестер. Но для нас большое значение имеет то общение с русской музыкой, которое выпускник Парижской консерватории непрерывно осуществлял в кругу музыкальных энтузиастов.

В то время во Франции русскую музыку знали очень поверх­ностно. Даже профессиональным музыкантам имена Мусорг­ского и Римского-Корсакова были едва известны. Слышали о Глинке, Серове, братьях Рубинштейнах. Меломаны считали «русской музыкой» два-три случайно забредших во Францию ро­манса да парочку цыганских песен. Не случайно и юный Бюссик прежде всего заинтересовался цыганским репертуа­ром. Московские цыганские хоры в то время пользовались большой популярностью среди иностранцев и русского дворян­ства. Большим ценителем цыганского пения был, как известно, Л. Н. Толстой.

Дебюсси слушал цыган в Москве, в ресторанах, куда его во­дили старшие сыновья фон Мекк.

Он так увлекся необычной и свежей мелодикой цыганских песен, что сам написал «Цыганский танец». Но Надежда Фила­ретовна относилась к цыганскому пению отрицательно. Она ре­шительно усадила своего Бюссика за рояль и велела ему иг­рать «всерьез»...

В доме фон Мекк Дебюсси прежде всего познакомился с но­выми произведениями Чайковского и пришел в восторг от фуги в первой сюите великого композитора. Фон Мекк показывала ему все, что выходило из-под пера Чайковского. «Он в восторге от Вашей музыки», — сообщала она Петру Ильичу. Это относи­лось и к симфониям (особенно к первой), и к операм, и к бале­там.

[1]234
Оглавление

Сборник рассказов

о мужестве и борьбе

Аннотация

Они сражались за будущее человечества. Они мечтали о лучшей жизни и счастье для всех людей. В борьбе с врагом они были непоколебимы.

Партнеры сайта