Далекое и близкое...

Продолжение книги.

Содержание

Повести о людях с Большой буквы

ВСТРЕЧА В ЯСНОЙ ПОЛЯНЕ

 

Ранним утром 30 мая 1909 года на ма­ленькой станции Засека Тульской обла­сти пожилые господин и дама покинули вагон московского поезда и прошли че­рез вокзал к площадке, где их ожидала коляска, запряженная двумя лошадьми. На станции никакого оживления не было. Несколько ребят равнодушно рас­сматривали коренастого старичка в оч­ках, с окладистой профессорской бородкой и его более молодую спутницу, одетую самым скромным образом. Эти путешественники и вовсе не привлекли бы внима­ния, если б не знакомые экипаж, кучер и секретарь из Ясной Поляны.

— Опять к его сиятельству гости,— лениво промолвил де­журный по станции.— Эй, разойдитесь. Не видали, что ли?

Этих гостей здесь, однако, до тех пор не видали. Это были Илья Ильич Мечников и его жена Ольга Николаевна.

Мечниковы прибыли в Россию из Стокгольма. В 1908 году Илье Ильичу была присуждена Нобелевская премия за исследо­вания по иммунитету, и он выехал из Парижа в Стокгольм, где его чествовали как всемирную знаменитость.

Из Швеции супруги Мечниковы направились на родину — в Петербург, Москву, а оттуда — на юг, в родные места Ильи Ильича, и в Одессу, где он некогда был профессором и дирек­тором первой в России бактериологической станции. Решено было по дороге посетить Л. Н. Толстого в Ясной Поляне, кото­рая к этому времени стала местом паломничества самых разно­образных людей всего мира.

Было раннее, свежее утро, трава была покрыта росой после дождя. Коляска катилась мимо лиственных рощ и мелко наре­занных крестьянских полос, недавно зазеленевших.

 

«Закон жизни»

Глядя на эту зелень, вдыхая всей грудью запахи весенней земли, Илья Ильич задумался о хозяине Ясной Поляны, об их давнем споре. Спор был, правда, заочным. Они никогда не встречались прежде.

Эти два великих сына России стояли на разных философских позициях. Ученый Илья Ильич Мечников ничем не был похож на писателя Толстого, если не считать таланта.

Физически и духовно Мечников принадлежал науке. Он был биологом-исследователем в самом широком смысле слова, и при­том с ранних лет. Поклонник Дарвина, ученик Сеченова и Пиро-гова, сотрудник Пастера, ученый, заразивший себя возвратным тифом, чтобы исследовать ход болезни; человек с больными глазами, не покидавший по целым дням микроскопа; один из первых русских охотников за микробами, открывший клетки — пожиратели бактерий — фагоциты; основатель теории и прак­тики борьбы с вредоносной флорой кишечника; автор теории «ортобиоза» — правильного жизненного процесса; неутомимый борец с самыми страшными в то время инфекционными болезнями, со старостью и смертью — таков был подлинный подвиж­ник науки Мечников.

«Как-то встретит меня Лев Николаевич? — думал он.— На­верное, помнит мою статью в «Вестнике Европы»... Не мог же я оставить без ответа его высказывания о науке и о моей био­логии?..»

В период окончательного формирования толстовского рели­гиозно-философского учения (после «Крейцеровой Сонаты» и перед «Воскресением») писателю казалось, что он нашел нако­нец путь к истине и к «царству божиему внутри нас». Путь этот заключался во всеобщем «опрощении», в занятиях физическим «мозольным» трудом, в возделывании земли каждым человеком, ибо никакого другого истинного занятия для человечества, кроме труда на земле, нет. Это есть закон природы и одновре­менно закон божественный.

Оглавление

Сборник рассказов

о мужестве и борьбе

Аннотация

Они сражались за будущее человечества. Они мечтали о лучшей жизни и счастье для всех людей. В борьбе с врагом они были непоколебимы.

Партнеры сайта