Дейл Карнеги
поставщики лекарственных средств

Как наслаждаться жизнью и получать удовольствие от работы

Глава 8. Желая собрать мед, не опрокидывайте улей

Кто был виноват: Рузвельт или Тафт? Откровенно говоря, не знаю, и мне это не слишком интересно. Хочу лишь подчеркнуть, что никакие критические замечания Теодора Рузвельта не убедили Тафта в его неправоте. Они лишь заставляли его оправдываться и вновь со слезами на глазах повторять: «Не вижу, что бы я мог сделать иначе».

Или возьмите нефтяной скандал в Типот-Доуме — о нем с возмущением писали газеты в начале двадцатых годов. Он взбудоражил всю страну! Никто не мог припомнить, чтобы подобное случалось в жизни американского общества. Вот голые факты. Альберт Б. Фолл., министр внутренних дел в правительстве Хардинга, получил поручение сдать в аренду нефтяные резервы в районе Элк-Хилл и Типот-Доум. Они принадлежали государству и были зарезервированы военно-морским флотом. Вы полагаете, министр Фолл устроил конкурентные торги? Вовсе нет. Без лишних слов он передал этот исключительно выгодный контракт своему другу Эдварду Л. Догени. А что же Догени? Тот выдал министру Фоллу то, что потом называл «займом» в сто тысяч долларов. Мало того, министр Фолл самовольно послал в район Элк-Хилл морскую пехоту, приказав прогнать конкурентов, которые с прилегающих участков выкачивали нефть из этого месторождения. Эти люди, согнанные со своих участков под угрозой оружия, тут же обратились в суд, и завеса секретности над обстоятельствами Типот-Доумского скандала развеялась. От дела так дурно пахло, что это погубило администрацию Хардинга, вызвало чувство омерзения во всей стране, чуть не привело к развалу Республиканской партии, а Альберт Б. Фолл попал в тюрьму.

Фолла осудили чрезвычайно сурово, как немногих известных государственных деятелей. Вы думаете, он раскаялся? Вовсе нет! Несколько лет спустя Герберт Гувер намекнул в своем публичном выступлении, что смерть президента Хардинга последовала от душевных переживаний и мучений из-за предательства друга. Услышав это, миссис Фолл вскочила со стула, заплакала, погрозила кулаком в пространство и вскричала: «Что?! Фолл предал Хардинга? Нет! Мой муж никого не предавал. Даже дом, полный золота, не соблазнил бы его на дурной поступок. Именно его предали, подвергли избиению и распяли».

Это и есть человеческая натура в действии: виноваты все, кроме меня. Все мы таковы. Поэтому, когда завтра вам придет в голову кого-то покритиковать, вспомните Аль Капоне, Кроули «Два Пистолета» и Альберта Фолла. Представьте себе, что критика подобна почтовым голубям: они всегда возвращаются домой. Подумайте — человек, которого вы собираетесь обвинять и осуждать, будет, скорее всего, оправдываться и, в свою очередь, осудит вас или, подобно кроткому Тафту, будет повторять: «Не вижу, что бы я мог сделать иначе».

Субботним утром 15 апреля 1865 года Авраам Линкольн лежал при смерти в дешевых меблированных комнатах, как раз напротив театра Форда, где Бут стрелял в него. Убогий газовый рожок мерцал желтым светом. Линкольн вытянулся по диагонали на слишком короткой для него кровати, над которой висела дешевая репродукция известной картины Розы Бонер «Конская ярмарка».

У постели умирающего президента военный министр Стэнтон произнес: «Здесь лежит самый безупречный руководитель, какого видел мир».

В чем же заключался секрет успеха Линкольна во взаимоотношениях с людьми? Десять лет я изучал жизнь Авраама Линкольна и целых три года посвятил работе над книгой «Неизвестный Линкольн». Я считаю, что изучил личность президента и его семейную жизнь с максимально возможной тщательностью. Кроме того, я специально исследовал методы общения Линкольна с людьми. Позволял ли он себе заниматься критикой? О, да. В молодости он жил в долине Пиджен-Крик в штате Индиана. В то время он не только высказывал критические замечания об окружающих, но и писал высмеивающие их письма и стихи, разбрасывая их на сельских дорогах, чтобы их наверняка нашли. Одно из таких писем вызвало обиду, тлевшую на протяжении всей его жизни.

Даже став практикующим адвокатом в Спрингфилде, штат Иллинойс, Линкольн открыто нападал на своих оппонентов в письмах, которые публиковал в газетах. Но однажды, что называется, он перегнул палку.

Оглавление
Как сделать сайт