Далекое и близкое...

Продолжение книги.

Содержание

Повести о людях с Большой буквы

«КОГДА УМРУ − ИГРАЙТЕ»...

 

 

Шестого октября (23 сентября ст. ст.) 1911 года афиши возвестили о премьере Московского Художественного театра: шла драма Л. Н. Толстого «Живой труп». В этот же день таинственная пьеса, которую покойный автор упорно не желал публиковать, была впервые напечатана в газете «Русское слово». История «Живого трупа» довольно сложна. Еще в конце 90-х годов председатель Московского окружного суда Н. Б. Давыдов, будучи в гостях в Ясной Поляне, рассказал Толстому случай, в котором как в зеркале отразилась холодная жестокость царской судеб­ной системы: молодая женщина, дворянка, Екатерина Гимер была присуждена к ссылке в Енисейскую губернию «за двое-мужество».

«Преступление» Е. Гимер не могло вызвать ничего, кроме сочувствия. Ее первый муж, тоже дворянин, Николай Гимер служил в правлении одной из железных дорог, откуда был уво­лен за беспробудное пьянство. В течение нескольких лет его поддерживали родственники, но с 1894 года он совершенно спился и стал постоянным жильцом ночлежных домов. Екате­рина Гимер поступила акушеркой в фабричную больницу и влюбилась в своего сослуживца, крестьянина Чистова. Каза­лось бы, дело простое: развод и второй брак — тем более что Николай Гимер против развода нисколько не возражал. Но бракоразводный процесс в те времена представлял собой ла­комый кусок для духовенства и чиновников. Требовались много­численные свидетельские показания, удостоверяющие «прелю­бодеяние» мужа и «верность» жены. Приходилось давать круп­ные взятки и нанимать лжесвидетелей для того, чтобы «служи­тели господа» разрешили нарушить «таинство брака». Процесс при бедности Гимеров тянулся бы без. конца и, вероятно, довел бы обоих «преступников» до сумасшествия, если бы Екатерине Гимер не пришла в голову спасительная мысль. Она убедила бывшего мужа совершить фальшивое самоубийство.

24 декабря 1895 года на набережной Москвы-реки, недалеко от Кремля, было найдено старое пальто с документами Н. Гимера и с запиской, в которой он просит «никого не винить» в своей смерти. На другой день Е. Гимер получила по почте письмо от бывшего мужа, где он подробно объяснял весь «стыд своего падения» и сообщал, что твердо решил «освободить» жену. Письмо было представлено приставу Якиманской части. 27 декабря «вдова» была вызвана в полицию для «опознания» какого-то утопленника, найденного в реке.

Е. Гимер охотно объявила, что это ее муж и похоронила тело на Дорогомиловском кладбище. Через несколько дней она обвен­чалась с Чистовым.

Бывший муж, а ныне «живой труп» отправился в Петербург. Там он по обыкновению связался с пьяной компанией и стал по­хваляться, что он «мертвое тело». Кто-то из его собутыльников рассудительно заметил: «Ежели он мертвое тело, то отведемте его в полицию — там его место, а не с нами». В полиции пья­ный Гимер сообщил все о себе и о своей бывшей жене. Возник скандальный процесс о «двоебрачии». Брачные дела решались не судом присяжных, а судебной палатой, которая на основа­нии статьи «уложения о наказаниях» приговорила обоих Гиме­ров к ссылке в Сибирь. И тогда в дело вмешался прокурор и известный общественный деятель А. Ф. Кони.

По его просьбе видный юрист профессор Л. Владимиров встретился с осужденной и прислал Кони письмо: «Это боль­ная, замученная, растерзанная женщина,— пишет Владими­ров,— ...на конвоира при поездке в Сибирь на свой счет у нее нет никаких средств; отправиться же в Сибирь по этапу, в ком­пании преступников ей невозможно: она просто умрет. Краше в гроб кладут!..»

Оба бывшие супруга, посягнувшие на институт церковного брака, отделались, по ходатайству Кони, годовым тюремным за­ключением.

[1]23
Оглавление

Сборник рассказов

о мужестве и борьбе

Аннотация

Они сражались за будущее человечества. Они мечтали о лучшей жизни и счастье для всех людей. В борьбе с врагом они были непоколебимы.

Партнеры сайта