Далекое и близкое...

Продолжение книги.

Содержание

Повести о людях с Большой буквы

82°20' СЕВЕРНОЙ ШИРОТЫ

 


 

Там мерзлыми шумит крылами Отец густых снегов Борей И отворяет ход меж льдами...

Ломоносов

Это было несколько лет назад. Маленькая пожилая женщина с живыми глазами приветливо встретила меня в старом ле­нинградском доме, на улице Халтурина. Комната была обставлена старинной мебелью красного дерева. Со стен смот­рели портреты — екатерининские офи­церы в париках и дамы XIX века в кри­нолинах. Вера Валерьяновна Седова вы­нула из бюро старомодный портфель, а из портфеля две тетради в черных клеенчатых переплетах: Она просила бережно обращаться с этими скромными тетрадка­ми, ж я принял их обеими руками, как священную реликвию.

Строчки были написаны уверенным, энергичным почер­ком — это рука легендарного человека нашего столетия. Это был неопубликованный дневник Седова.

Я не мог побороть в себе странного ощущения какой-то вол­шебной сказки. Передо мной стояла женщина, которая была же­ной Седова, провожала его пятьдесят лет назад в героический поход к Северному полюсу, откуда он не вернулся.

Я невольно пристально вгляделся в стоявшую на столе фото­графию: в парадной морской форме Седов и в белом подвенеч­ном платье Вера Валерьяновна.

Продолжение этой сказки было в Красногорске, недалеко от Москвы, в Государственном кинофотофоноархиве. В этом мас­сивном здании хранятся миллионы метров пленки, на которой навеки запечатлена наша эпоха. Здесь в маленьком просмотро­вом зале я увидел на экране мою ленинградскую знакомую — но еще совсем молодую, с быстрыми движениями, со счастли­вым лицом. Рядом с ней Георгий Яковлевич Седов — креп­кий, мужественный моряк с мечтательными глазами. Когда он отправился к Северному полюсу, ему было тридцать пять лет.

Я снова бережно перелистывал листки клеенчатых тетра­дей.

14 (27) августа 1912 года. Парусно-паровой корабль «Святой Фока» уходит из Архангельска. На нем находятся участники русской полярной экспедиции, поставившие себе целью достиг­нуть Северного полюса пешком.

«В этом состязании участвуют почти все культурные стра­ны,— писал Седов в Главное гидрографическое управление,— и только не было русских, а между тем горячие порывы у рус­ских людей к открытию Северного полюса проявлялись еще во времена Ломоносова и не угасли до сих нор».

А вот слова самого Ломоносова: «Не на великом простран­стве в разных климатах, которые разнятся семьюдесятью гра­дусами, предпринять долговременный морской путь россия­нам нужно, но между 80-м и 65-м северной широты обра­щаться...»

Седов хотел водрузить русский флаг на полюсе, хотел осу­ществить заветы великого помора и устремиться во льды Севера прежде всего в интересах русской науки.

[1]2345
Оглавление

Сборник рассказов

о мужестве и борьбе

Аннотация

Они сражались за будущее человечества. Они мечтали о лучшей жизни и счастье для всех людей. В борьбе с врагом они были непоколебимы.

Партнеры сайта