Далекое и близкое...

Продолжение книги.

Содержание

Повести о людях с Большой буквы

«МОЙ АДРЕС: КАПРИ, ВИЛЛА СПИДОЛА, ГОРЬКОМУ»

 


 

В английском журнале «Грэфик» за 1910 год помещена картинка, несколько не­обычная для этого журнала. На ней изображены скалистый берег Капри и группа итальянцев и русских, в том числе А. М. Горький. Подпись под кар­тинкой сообщает, что Горький «проме­нял скифские морозы на итальянское солнце», так как в России его хотели арестовать «за призыв к мятежу». Откуда в английском журнале такая картинка? Она, безусловно, перерисована с фотографии. Где же фотография? Кто снимал Горького? Кто его спутники?

Работники музея А. М. Горького нашли ответы на эти во­просы. Картинка перерисована с редкой фотографии, сделан­ной в 1910 году итальянским журналистом Карло Абениакаром. Горький был в ту пору в изгнании. Адрес «Капри, вилла Спинола» знали многие.

На картинке из журнала мы видим Горького в окружении близких ему людей. Жена Горького М. Ф. Андреева, неизмен­ные спутники Горького в прогулках по морю — братья Спадаро, на заднем плане —- один из старейших кинематографистов Ю. А. Желябужский, в светлом костюме — А. Н. Тихонов (Серебров), молодой в ту пору журналист, которому впоследствии довелось быть постоянным литературным сотрудником Горь­кого. За спиной Тихонова стоит итальянский драматург Роберто Бракко.

В этот день они снялись еще вдвоем — Горький и Бракко, автор пьесы «Маленький святой», в которой рассказывается о сельском священнике и его тайной страстной любви к девуш­ке — любви, запрещенной католической церковью. Пьеса о чу­десной силе любви увлекла Горького. По словам журналиста Абсииакара, Горький, прослушав ее, встал, обнял Бракко и со слезами сказал ему: «Ваш «Маленький святой» — большое про­изведение искусства. Эта драма будет иметь огромный успех в России». Стараниями Горького пьеса была напечатана в Рос­сии, но сцены не увидела из-за атеистического характера.

Бракко горячо любил Горького. Карло Абениакар в своей статье «Горький и Бракко на Капри», опубликованной в де­кабре 1910 года, приводит следующие слова Бракко о Горьком: «Во всем, что делает и говорит этот человек, я не нахожу и тени той искусственности, которая встречается даже в хоро­ших и простых людях, знающих, что они очень известны. Про­стота Максима Горького — это детская простота. Кажется невоз­можным, что он столько пережил! Кроткое спокойствие всегда сквозит в его глазах и суровых морщинах лица...»

Дальнейшая жизнь Бракко в фашистской Италии сложи­лась печально. В 1928 году Горький писал: «Вчера пришли к Роберто Бракко, схватили его, заперли в ванную комнату, вы­кинули на двор все книги, рукописи и там сожгли». Умер Бракко в 1943 году, накануне капитуляции Италии.

В том же журнале «Грэфик» помещена и фотография Ф. II. Шаляпина. Снимок сделан в Монте-Карло фотографом Анрпетти. Подпись под фото сообщает: «Рыцарь печального образа — Шаляпин в роли Дон-Кихота». Шаляпин с большим волнением готовил роль Дон-Кихота. Еще в 1909 году он пи­сал Горькому: «Два дня только были прекрасными. Это было здесь, в Париже — один раз у Масснэ, а другой раз у Анрп Кэн. Один из них (первый) играл мне музыку новой оперы, а другой читал мне либретто, им сделанное, и оба раза я плакал, как корова. Это был Дон-Кихот, рыцарь печального образа и такой честный, такой святой... Либретто сделано чудесно, му­зыка (кажется) отличная, и если бог умудрит меня и на этот раз, то я думаю хорошо сыграть «тебя» и немножко «себя», мой дорогой Максимыч...»

[1]2
Оглавление

Сборник рассказов

о мужестве и борьбе

Аннотация

Они сражались за будущее человечества. Они мечтали о лучшей жизни и счастье для всех людей. В борьбе с врагом они были непоколебимы.

Партнеры сайта