Далекое и близкое...

Продолжение книги.

Содержание

Повести о людях с Большой буквы

ТРАГЕДИЯ НА РЕКЕ ЛЕНЕ

 


 

В Музее Революции

естьдесять лет назад фотографии лен­ских событий были под запретом. Цар­ские чиновники и жандармы трусливо пытались скрыть их от народа. Некото­рые негативы погибли. Но этих подпольных разоблачающих документов оказалось больше, чем ду­мали каратели. Спустя много лет, как ручейки, текущие в большое озеро, они собрались в старинном доме Музея Ре­волюции в Москве.

Ошг. дожат пород нами— немые свидетели ленской бойни 1912 года. Их прислали в музой бывшие члены стачечного ко­митета, рабочие золотых приисков, старые большевики-ссыльные.

Активный участник ленской стачки, член РСДРП (больше­виков) М. И. Лебедев (автор интересных воспоминаний о лен­ских событиях) рассказал мам о бывшем политическом ссыль­ном В. П. Корешкове, который жил в районе Надеждинского прииска и занимался фотографией. Он самоотверженно снимал своим немудреным «Кодаком» исторические апрельские собы­тия 1912 года. Известен его снимок «За час до расстрела» — ко­лонны рабочих в походе. Был у Корешкова еще более волную­щий снимок «Солдаты ведут беглый огонь»... Но негатив этой фотографии полиция конфисковала и уничтожила еще до рас­следования «ленского дела». Сам Корешков за отказ выдать жандармам негативы и фотографии был выслан в другой район Сибири.

Пожелтевшие снимки — приисковая толпа в меховых шап­ках, полушубках, валенках. На помосте взволнованно говорит член стачкома. А вот трупы у морга...

 

Лена Голдфилдс Лимнтед

Из окна вертолета видны бесчисленные вышки сложных агрегатов, рельсы, мачты электропередачи. Вдали рыжеют «голь­цы» — горы, лишенные растительности. Голубой Витим с воз­духа кажется синей лентой, уложенной среди бурых скал. Ночью кругом горят бесчисленные россыпи огней. Поселки и города словно вырастают один из другого вдоль реки. Так выглядит в наши дни этот оживленный промышленный край.

Тогда — 60 лет назад — он выглядел по-иному. Это был за­брошенный угол Сибири, к северо-востоку от Байкала, более чем в тысяче километров от Иркутска. Сообщение шло только по Лене и Витиму — летом на пароходах, зимой па лошадях. От центра этого района — города Бодайбо до приисков ехали по железной дороге еще пятьдесят километров, пока па пустырях среди тайги не вырисовывались деревянные вышки шахт. Кру­гом стояли унылые одноэтажные домики, похожие на неуклю­жие избы, казенные питейные заведения, полицейский участок с решетками па окнах. Вдали был виден прочный каменный дом с большой, солидной золоченой надписью на двух языках: «Контора Ленского золотопромышленного товарищества — «Лена Голдфилдс Лимитед». Сокращенно оно называлось «Лен-зото».

Это страна золота. Сюда со всей России тянулись люди в за­саленных куртках и стоптанных опорках, с котомками за спи­ной. 1о оыли крестьяне-бедняки или уволенные с заводов рабо­чие. Голод гнал их с Волги и Камы, с Дона и Урала, из Орла, Воронежа и Смоленска. Они шли в золотую Сибирь, где, по слу­хам, нужны оыли рабочие руки. Они тянулись в пеоеселенче-скнх вагонах четвертого класса по «сибирке» до Иркутска Дальше шли пешком до пристани Жигалово.

Оглавление

Сборник рассказов

о мужестве и борьбе

Аннотация

Они сражались за будущее человечества. Они мечтали о лучшей жизни и счастье для всех людей. В борьбе с врагом они были непоколебимы.

Партнеры сайта