Дейл Карнеги
buy viagra online

Как наслаждаться жизнью и получать удовольствие от работы

Глава 13. Верный способ нажить себе врагов — и как этого избежать

самое важное слово в людских делах, и житейская мудрость предписывает с ним считаться. Оно имеет равную силу, говорим ли мы «мой» обед, «моя» собака, - «мой» дом, «мой» отец, «моя» страна или «мой» бог. Нас возмущает не только замечание, что наши часы идут неправильно или что наша машина имеет жалкий вид, но и заявление, что следует пересмотреть наши представления о каналах на Марсе, произношении имени «Эпик-тет», лечебных свойствах салицина или о периоде царствования Саргона I. Люди желают продолжать верить в то, что привыкли принимать за истину, и недовольство, вызванное сомнением в справедливости любого из наших сложившихся мнений, побуждает нас искать всяческие оправдания, позволяющие за них цепляться. В результате вся наша так называемая аргументация обычно сводится к поиску доводов, позволяющих и дальше верить в то, ев что мы свято веруем теперь.

 

Известный психолог Карл Роджерс в своей книге «Становление личности» писал:

Я считаю просто бесценными те случаи, когда могу снизойти до понимания других людей. Само выражение «снизойти до понимания» может показаться вам странным. Неужели для того, чтобы понять ход мыслей или рассуждений других, нужно «снизойти»? Думаю, что все обстоит именно так. Какова наша первая реакция на высказывание другого человека? Как правило, сначала мы оцениваем услышанное и выносим вердикт, но не желаем понять, почему он так сказал. Когда кто-то выражает свои чувства, отношение, недоверие, почти моментально у нас готов вывод: «правильно» или «как глупо», «ерунда», «нецелесообразно», «неправильно», «не очень-то это хорошо». И крайне редко мы снисходим до того, чтобы понять, что именно подразумевал под этими словами сказавший и что за ними стоит.

Однажды я заказал у дизайнера по интерьеру портьеры для своего дома. Получив от него счет, я просто остолбенел.

Через пару дней ко мне зашла приятельница, она обратила внимание на портьеры. Стоило мне упомянуть, сколько я за них заплатил, как она воскликнула с ноткой торжества в голосе: «Что? Какой ужас! Боюсь, он вас изрядно нагрел».

Правильно? Да, она сказала истинную правду, но мало кто любит выслушивать нелицеприятные для себя истины. А потому и я, как и свойственно человеку, стал защищаться, заявляя, что лучшее обходится дороже, что глупо надеяться получить высококачественное художественное изделие по цене магазина уценённых товаров и т. д.

На следующий день забежала еще одна знакомая, пришла от моих портьер в восторг, загорелась энтузиазмом и огорчилась, что не может позволить себе приобрести такую прелесть для дома. На этот раз я отреагировал совершенно иначе: «По правде говоря, я и сам не могу себе этого позволить. Мне они слишком дорого обошлись. Я жалею, что заказал их».

Если мы не правы, то можем в этом себе признаться. При мягком и тактичном подходе мы можем признаться в своей неправоте и другим и даже будем гордиться своей откровенностью и широтой взглядов. Но только не тогда, когда кто-либо изо всех сил старается запихнуть нам в глотку неудобоваримый факт.

Хорас Грили, известнейший американский издатель времен Гражданской войны, резко возражал против политики Линкольна. Он считал, что, используя кампанию аргументов, оскорблений и насмешек, сможет заставить Линкольна принять его точку зрения. Месяц за месяцем, год за годом он вел эту ожесточенную кампанию. Именно он написал злобную, полную едкого сарказма и личных выпадов против президента статью в тот самый вечер, когда того застрелил Бут.

И что же, все это заставило Линкольна согласиться с Грили? Отнюдь нет. Насмешки и оскорбления не приводят к согласию.

Оглавление
Как сделать сайт